» » Американец иракского происхождения рассказал на примере Ирака, что США хотят сделать с Сирией

Американец иракского происхождения рассказал на примере Ирака, что США хотят сделать с Сирией

8-08-2017, 19:42
Американец иракского происхождения рассказал на примере Ирака, что США хотят сделать с Сирией

Многочисленные попытки «иракизировать» Сирию, непонимание того, что в действительности происходит на Ближнем Востоке из-за вторжения американцев, размывание идентичности и утрата национальной гордости — всеми этими впечатлениями поделился американец иракского происхождения, антрополог Луи Яко, который после долгих лет решил вернуться в многострадальный Ирак. 

Уничтожение сирийского народа идет по «иракскому сценарию»

Но, увы, у нас очень мало писателей и журналистов, которым платит не империя и другие державы-угнетатели. Для любого независимого и сознательного мыслителя, писателя, журналиста не должен быть секретом тот факт, что происходящее в Сирии с 2011 года – ни что иное, как попытки многочисленных региональных и мировых держав «иракизировать» Сирию. Лишь за некоторыми исключениями большая часть рассказов и данных, которые я слышу и от так называемых «журналистов» и «экспертов» по ближневосточным делам напоминают мне бессмертные слова Эптона Синклера, когда он писал: «Сложно объяснить человеку что-то, когда зарплата зависит от того, насколько велика мера его непонимания».

Большинство американцев и европейцев столь же несвободны, как и иракцы и сирийцы, с единственной лишь разницей в том, что они не вынуждены, как последние, жить в лагерях беженцев, что дает место иллюзиям о «привилегиях» и «демократии». Прожив уже более десятилетия в Америке, я пришел к выводу о том, что большинство моих американский соотечественников бессильны влиять на американскую внешнюю политику, в особенности — на Ближнем Востоке. Крайне важно понять, что то, что происходит во всем мире в результате евро-американской внешней политики находится вне контроля большинства американцев и европейцев. Мы все должны это изменить.То, что сейчас происходит в Сирии – это не что иное, как попытка уничтожить сирийский народ, его институты и общество, чтобы переделать их по образу и подобию империалистических и неоколониальных игроков, вовлеченных в эту грязную войну. И на любого, кто указывает на существование подобной реальности, вешают ярлыки «антиамериканизма».

История исхода: успех в несправедливом мире — неудача

Это та же самая партия, которая разыгрывалась в Ираке, и мы должны предпринять серьезные шаги, чтобы остановить её.Я хотел бы поделиться с вами «солидным описанием» того, что и как я видел в Ираке в 2015 году после десятилетнего изгнания, когда я вернулся туда с целью проведения антропологического исследования для докторской степени, хотел бы нарисовать образ того, чем стал Ирак после более чем десяти лет вторжения для того, чтобы вы лучше понимали происходящее в Сирии сейчас и то, какой её хотят видеть неоколониальные и империалистические игроки после разрушения известной нам Сирии.

Американец иракского происхождения рассказал на примере Ирака, что США хотят сделать с Сирией

В этот раз я был там уже в качестве обученного культурного антрополога для проведения полевых работ в среде людей, которые всегда оказывали значительное влияние на мою жизнь и память – иракские ученые. После двух предыдущих исследований в Великобритании и Иордании (2013-2014 годах) я решил провести один учебный год в Ираке, потому что знал, что внутренне перемещенные ученые оказались в ловушке внутри страны. Я увидел этот мир в 1980-х годах, во время ирано-иракской войны, стал свидетелем насилия и разрушений, видел бесчисленные мертвые тела во время первой войны в Персидском заливе. В 2003 году, после вторжения в Ирак, я едва ли смог безопасно закончить учебу в Багдадском университете прежде, чем мне пришлось покинуть страну в 2005 году, чтобы избежать смерти и насилия. То, с чем я лично столкнулся с того момента, когда был в аэропорту в Швеции, отправляющемся в Ирак (сентябрь 2015), вплоть до конца первой недели в Ираке, показало мне, что персональный опыт политичен и антропологичен.Те, кто не был достаточно «успешным» или «удачливым», чтобы избежать войн и насилия, могли очень много рассказать об Ираке. После десятилетия в миграции я вернулся в Ирак, чтобы лучше понять, что произошло и как это произошло и почему. Я знаю, что значит быть запертым внутри страны и что значит проскользнуть и выбраться, однако, раны, нанесенные во время пребывания в ней, остаются. Тринадцать лет санкций ООН лишили меня прекрасного детства и подросткового возраста. Уже к концу первой недели пребывания в Ираке в 2015 году благодаря личным наблюдениям и опыту у меня, благодаря личным наблюдениям и опыту, стали обрисовываться очертания той истории, которую я собирался впоследствии рассказать. Из-за всего этого опыта, повествование о котором может занять несколько книг, я узнал, что моим собеседникам, в особенности ученым, загнанным в ловушку внутри страны, чьи жизни были крепко связаны с политическими потрясениями и отношением власти, есть что рассказать об истории Ирака.

Я говорил мало, большую часть времени заняло его повествование о том, как сильно он ненавидит Турцию и турок и как расисты-шведы относятся к иммигрантам, независимо от того, насколько они любят говорить по этой теме и утверждать обратное.Он пригласил меня перекусить в ближневосточном ресторане неподалеку. Я не мог поверить, что это произойдет менее, чем через 24 часа, не мог найти себе места. Он оказался армянином двадцати лет. Я познакомился с незнакомцем, с которым у нас завязался непродолжительный разговор. Он был рад встретиться с христианином-ассирийцем из Ирака. В результате долгого путешествия, которое я проделал (в нем были войны, переезды, ссылка), жизнь сильно потрепала меня. После десяти лет нахождения в изгнании я был в Стокгольме в сентябре 2015, собирал свою сумку, чтобы отправиться назад в Ирак.

Я сказал ему, что на протяжении жизненного пути вспоминаю старый совет моей мамы, о том, что «успех в несправедливом мире – это первый признак неудачи, потому что это означает, что ты сотрудничаешь с несправедливостью».Возможно, что «дом» может означать «изгнание» или наоборот. Возможно, люди могут противоречить в своих поступках тому, что они утверждают. Смех может быть смущением. Подъем на вершину горы, возможно, не означает «подъем». Революции могут обернуться репрессиями, из-за чего нынешние угнетали теряют власть. На самом деле, это может быть стремительным падением. Точно так же, как слава, приветствия и вспышки камер, в конечном итоге, привели к гибели бесчисленные одинокие души на этой планете. Это может быть откровенной ложью. Я сказал ему, что жизнь научила меня, что, вероятно, вещи, идеи, понятия и чувства могут иметь противоположный смысл тому, который можно увидеть на поверхности. Подытоживая, возможно, что все, что нам говорят и чему учат, противоположно тому, что мы думаем. К концу вечера незнакомец армянского происхождения, который уже не был незнакомцем, спросил, что я думаю о «доме» и «изгнании», потому что эти понятия не давали ему покоя в Швеции.

Американец иракского происхождения рассказал на примере Ирака, что США хотят сделать с Сирией

Моему новому армянскому знакомому были интересны эти мысли, и он попросил оставаться на связи. Мы подошли к дверям жилого дома, попрощались словно старые друзья, а затем он исчез. Я подумал, что за год моих исследований явлений, как «дом», «изгнание», «перемещение», которые являются одними из наиболее политизированных концепций нашего времени, начали появляться и здесь, в Стокгольме.

Жители несчастных стран всегда хотят куда-то уехать

Спустя целое десятилетие я возвращался к тому, что оставил. Я должен был быть готов, чтобы некоторые (или многие) образы того, каким Ирак был в моей голове, больше не существуют.11 сентября 2015 года. Я направлялся в Эрбиль в Ираке. Я напомнил себе, что это будет встреча между двумя измененными и постоянно меняющимися сторонами. Было раннее утро. Я был в аэропорте Стокгольма.

Мужья говорили о том, как удобно было иметь прямой рейс из Стокгольма в Эрбиль, но жаловались, что полет был слишком ранним. Но, подумал я про себя, в изгнании у людей нет выбора. Жены обсуждали «правильный» возраст детей, в котором они должны начать говорить. Я уже чувствовал, что был в маленьком Ираке, который я знал и который теперь более доступен на чужбине, чем дома.Казалось, они только что встретились в аэропорту. Они говорили на двух разных курдских диалектах (Курманджи и Сорани). Они делали саркастические замечания, не обращая внимания ни на кого вокруг. Эти две группы обычно не любят друг друга, особенно после внутрикурдской борьбы в 1990-х годах. Далее в очереди я увидел несколько парней, которые шутили и громко смеялись на багдадском диалекте арабского языка. Они учатся держаться вместе и любить самые отдаленные вещи, запахи и следы, которые напоминают им о потерянном доме и потерянной жизни. Передо мной стояли две курдские семьи. Очередь на регистрацию была длинной.

Американец иракского происхождения рассказал на примере Ирака, что США хотят сделать с Сирией

Я заметил несколько христианских семей. До того, как я покинул Ирак, многие люди либо говорили о том, чтобы оставить свой дом или праздновали, если некоторые из их друзей или родственников уезжали. Большинство людей хотят уехать, даже не зная, приедут ли когда-нибудь куда-нибудь.Эти разговоры не чужды моим ушам. Многие были курдами. Я слышал, как две женщины говорили на моем родном языке, арамейском. Некоторые из них были арабами. Я услышал, как один говорил о том, как родственник, беженец в Ливане, только что был принят в качестве иммигранта в Австралии. Большинство пассажиров на линии регистрации были иракцами.

Все дело в власти или ее отсутствии. «Хорошего» или «удачливого» иракца можно определить по западному паспорту. У вашего паспорта есть власть. После войн и всего, что произошло с Ираком и иракским народом за последние несколько десятилетий, единственным способом, с помощью которого можно было получить уважение к себе в Ираке или где-либо еще, был иностранный, а именно западный паспорт. Большинство людей из стран, чьи люди считаются «несчастными», испытывают различные формы дискриминации. Одного почти допрашивают до смерти, прежде чем разрешить въезд. Иракский паспорт создает проблемы. По иронии судьбы, у многих пассажиров были не иракские паспорта. Это не просто документ, который поможет вам пройти, он может стать признаком унижения и препятствием для прохода.Но, конечно, это не единственный случай. Иракцы хорошо знают, что обладание этим бесполезным документом, «иракским паспортом», является проклятием на данном этапе истории. Как и его владельцы, он является «подозрительным» в каждом аэропорту, на каждом контрольно-пропускном пункте.

Американцу в Ираке лучше живется, чем в США

Я прибыл в Эрбиль вскоре после 10:30. Те, которые остались там, жили не в этом городе, и я не сообщал большинству из них, что еду. Хотел сначала прибыть в аэропорт, а потом сказать кому-то, что я в Ираке.Мои ближайшие родственники покинули Ирак в течение последних десяти лет из-за войны. Когда я шел в зону выдачи багажа в маленьком и чистом аэропорту, я вспомнил, что у меня не осталось никого из семьи или родственников, чтобы встретиться со мной.

Причина проста: к приезжим относятся лучше, чем к местным жителям, и даже лучше, чем в их «индустриализированных» странах в «развитом» мире. Он приехал в Ирак после 2003 года, влюбился в страну и решил, что хочет жить в Эрбиле, а не в США. Он чувствует себя «более свободным» в Эрбиле и часто говорит, что не одинок в этом чувстве. Многие эмигранты, которых я знаю, любят страны «третьего мира», несмотря на то, что местные граждане, наоборот, пытаются сбежать оттуда. Кто обладает ей и где. Опять же, речь идет о власти. Единственный, кто ждал меня в аэропорту, был мой американский зять. Я нашел ироничным то, что американец приехал в аэропорт, чтобы отвезти меня туда, что когда-то было моей любимой страной, и тонкая грань между «домом» и «изгнанием» начала меняться. Но я решил не останавливаться на этих мыслях, чтобы не портить первые сокровенные моменты возвращения.

Я провел первые несколько дней в Эрбиле, в основном с моим зятем и некоторыми его иностранными друзьями-эмигрантами, которые дали мне несколько советов насчет нынешней жизни в городе. Эмигранты в Эрбиле также рассказали мне, как проще всего получить местную сим-карту для моего телефона, где можно сделать лучшую стрижку и сообщили цены на основные продукты.Вскоре я узнал о новых торговых центрах, лучших отелях, о том, что много эмигрантов и богатых местных жителей живут в таких местах, как «английская деревня», «итальянская деревня», «ливанская деревня» и так далее. Я подумал о том, как в каждой стране «третьего мира», которая получает «освобождение» от своих диктаторов, первые вещи, которые возникают, — это роскошные отели и жилые районы для западных эмигрантов и «экспертов», а также закрытые сообщества. Они рассказывали то, что знали лучше меня, потому что они были там, а я не был.

Американец иракского происхождения рассказал на примере Ирака, что США хотят сделать с Сирией

Меня все еще помнят. Я все еще существую. Им пришлось переехать в Эрбиль, поскольку безопасность в Киркуке ухудшилась после 2003 года. Он был одним из наших старых соседей в Киркуке. Но этого было недостаточно. Это было утешительно и заставило меня почувствовать, что я менее странный, чем думал. Я немедленно активировал свою сим-карту и позвонил своей тете в Дахук, что в двух с половиной часах к северу от Эрбиля. В тот вечер я отправился в христианский район на окраине Эрбиля, чтобы купить сим-карту. Это был жаркий сентябрьский вечер. Она почувствовала по тону моего голоса, что я был грустен, и сказала: «Я буду ждать тебя завтра ...». Я чувствовал себя отчужденным в свою первую ночь. Подождите, не говорите мне, кто вы. Я был одинок, брошен в чужую страну. Когда я вошел в магазин, продавец уставился на меня и спросил: «Вы Луи?» «Да, я. Я узнал его. Красивый маленький город, зажатый между двумя горами.На следующий день я направился в Дахук, где я провел первые годы своего детства. Это чувство было идентично тому, как я себя чувствовал в свою первую ночь в Америке десять лет назад. Я думаю, я тоже могу Вас узнать». Я хотел большей близости, чем старый сосед, чтобы снова почувствовать себя как дома.

Призраки былого экономического бума

Я смотрел из окна на улицы Эрбиля, и мне было понятно, что за это время некоторым людям жить стало лучше, некоторым хуже, а остальные остались там, где были. Я заметил много незавершенных строительных и многоквартирных домов. Когда мы выезжали из Эрбиля, мы замечали бедных сирийских и йезидских женщин и детей, просящие водителей покупать ткани и другие простые предметы. Примерно в 13:30 я сел в такси, где были еще несколько курдов, и мы направились в Дахук. Инфраструктура раскрывает так много о месте и его культуре, политике и людях. Различия между бедными и богатыми кварталами в Эрбиле в некотором смысле показывают, что «время» не тикало одинаково для всех и не всем одинаково благоприятствовало. Казалось, что был «экономический бум», который внезапно остановился из-за неожиданных обстоятельств, и некоторые части города выглядели полуразрушенными городами-призраками. Некоторые из этих женщин, а они были совершенно разного возраста, были настолько прекрасны, что меня бы не удивило, если бы они были вынуждены продавать и кое-что еще, чтобы прокормить себя.

ФБА) территорий в Ираке и Сирии.В одном христианском округе Эрбиля я обнаружил, что многие салоны красоты превратились в места, где покупатели (мужчины) паркуют свои машины и ждут, чтобы «подобрать» женщин, которые бежали из оккупированных ИГИЛ* (запрещенная в РФ террористическая организация «Исламское государство*» — прим. Со временем я обнаружил, что многие женщины, живущие в палатках, ветхих и пустынных зданиях, продают свои тела, чтобы зарабатывать на жизнь.

Отказ чиновников Курдистана от этого и тот факт, что поиски многих месторождений нефти в Курдистане были менее перспективными, чем первоначально предполагалось, вызвали серьезную экономическую проблему в регионе. Багдад удерживает 17%-ную долю доходов от продажи нефти в Курдистане, поскольку последний занимается добычей и продажей нефти через «незаконные» соглашения с иностранными компаниями без разрешения Багдада. Это была основная тема, которую пассажиры обсуждали большую часть поездки.Иракские официальные лица в Багдаде, как объяснили пассажиры, сказали курдам, что, если они хотят получить свою долю, они должны поделиться тем, что они продают в своем регионе с центральным правительством. Водитель, везший нас в Дахук, разговаривал с пассажиром на переднем сиденье о том, насколько плоха экономика, зарплаты для работников государственного сектора и так далее. Я слышал, как некоторые пассажиры с надеждой говорили, что, если вскоре будут решены проблемы с Багдадом относительно нефти, все может улучшиться. Из этого я понял, что плохая экономика внезапно затронула и иракский Курдистан. Следовательно, работники государственного сектора (большинство людей) получали заработную плату только через несколько месяцев из-за глубоких разногласий между Курдистаном и Багдадом.

Они выглядели дорогими, но также указывали на недавно приобретенный финансовый капитал. Я видел четкую картину того, как большая часть денег использовалась для индивидуальных, а не общих интересов.За 35 лет своего правления Баас приложила серьезные усилия для модернизации инфраструктуры Ирака в городах и деревнях. Это было признаком того, что некоторые люди зарабатывают достаточно денег, чтобы отремонтировать или построить все эти новые дома. В этих деревнях и небольших городах мало что изменилось, за исключением того, что в сельских районах можно было теперь увидеть более «причудливые» дома. Я заметил, сколько мест, которые когда-то были красивыми и зелеными сельскохозяйственными угодьями, превратились в унылые, уродливые недостроенные «цементные пустыни». Она была узкой, опасной и ухабистой, и на протяжении многих лет только ухудшалась. Дорога от Эрбиля до Дахука была такой же, как и в годы Саддама. Пока такси ехало, я все время смотрел в окно на проплывающие мимо деревни. Кроме того, было явное несоответствие между тем, как экстравагантно выглядели многие отдельные дома в сравнении с плохим состоянием многих улиц, которые выглядели так же, как и во времена правления партии Баас.

Когда паспорт личность не удостоверяет, а наоборот

Американец иракского происхождения рассказал на примере Ирака, что США хотят сделать с Сирией

Я вернулся в такси, и мы поехали.Контрольный пункт выглядел как киоск, крыша которого едва была покрыта, чтобы защитить сидящих там офицеров от неумолимого летнего солнца Ирака. Я показал мой американский паспорт, так как это был единственный документ, способный подтвердить мою личность. Я задавался вопросом, как они собираются проверить «действительность» паспорта, когда у них, похоже, не было соответствующего оборудования. Я сказал офицеру, что 10 лет назад я уехал в Америку, и сейчас вернулся, поэтому у меня нет действительного местного удостоверения личности. Как только я заговорил на курдском языке, и он услышал мое имя, его тон полностью изменился: «Добро пожаловать домой, мой дорогой брат!». Он сказал офицеру рядом с ним на курдском языке: «Мы должны проверить, не поддельный ли паспорт». Я решил поговорить с ними на курдском языке. Мои мысли были прерваны, когда мы остановились на контрольно-пропускном пункте, и офицер попросил всех показать удостоверения личности. Как только офицер посмотрел на него, он попросил меня выбраться из машины.

Но даже это не было гарантией «прохода». Я подумал, что у араба, вполне вероятно, даже с местными документами могли бы возникнуть проблемы, так как он не знает курдский язык. Я со временем заметил, что некоторые арабы выучили так называемый «контрольно-пропускной курдский». Я рассказал водителю ту же историю, так что это помогло в оставшейся части поездки. Фактически, на многих контрольно-пропускных пунктах я заметил, что они даже не будут запрашивать документы, опознав по внешности или по тому, как ты говоришь, что ты «один из них». Он говорил от моего имени на других контрольно-пропускных пунктах, и все прошло гладко. Офицеры узнавали лица. Во многих отношениях язык и этническая принадлежность являются идентификаторами. Кроме того, иногда во время разговора «контрольно-пропускной курдский» уже не поможет вести беседу и, следовательно, создаст для них серьезные трудности.Если станет ясно, что ты не говоришь на их языке, ты будешь допрошен. Арабы должны были быть допрошены.

Американец иракского происхождения рассказал на примере Ирака, что США хотят сделать с Сирией

Эта ситуация имеет общее сходство с панарабистским проектом. Но это не конец. С первых дней у меня сложилось впечатление, что «новый Ирак» действует по этническому признаку. Фактически, сегодняшняя реальность — это усиленная и более интенсивная версия прежнего панарабизма, который, как думалось, был уже в прошлом. Это было передано из одних рук в другие, чтобы реализовать новый проект под названием «новый Ирак» или «новый Ближний Восток», который навязывается американским вторжением.

Я мало знал, что изгнание для участников моего исследовательского проекта было, в первую очередь, выражением смещения отношений власти, которые превратили их в одночасье из важных членов иракского общества в изгнанных, вынужденных переселенцев, лиц, лишенных свободы, живущих в постоянном состоянии страха и нестабильности и чьи жизни теперь привязаны к временным контрактам, картам резидентов. Я не подозревал, что эти первые наблюдения и встречи будут центральными для понимания жизни иракцев в регионе. Моя первая неделя в Ираке дала понять, что потери, понесенные всем иракским народом, значительны, и они продолжаются.

* Организация запрещена на территории РФ.

Похожие новости:




Красный уголок>> Читать

Все на Lada: «АвтоВАЗ» наращивает рынок за счет импортных машин

Все на Lada: «АвтоВАЗ» наращивает рынок за счет импортных машин
Все статьи >>>Читать

Объединенная компания Uber и «Яндекс.Такси» проведет IPO

В первой половине 2019 года объединенная компания Uber и «Яндекс.Такси» может провести IPO в США. О создании новой совместной компании стало известно летом: «Яндекс» и Uber объединяют свои бизнесы по онлайн-заказу такси в России и ряде стран СНГ. В совместную структуру также

Рубль готов к продолжению восстановления

На торгах в четверг рублю удалось существенно восстановиться в парах с иностранными валютами, невзирая на то, что на рынке нефти в течение дня превалировал медвежий уклон. Неуверенные шаги доллара вкупе с налоговым периодом и перепроданностью российской валюты сделали свое дело, обусловив коррекцию

Сильное закрытие фондового рынка США не помогло российским бумагам

В минувший четверг основные российские фондовые индексы ММВБ (+0,04%) и РТС (+0,89%) завершили торги с неравномерным отклонением по отношению к уровням предыдущего закрытия. Долларовый индекс РТС закрылся с существенным приростом под влиянием коррекционного укрепления рубля по отношению к

Финансовый сектор тянет российские индексы вниз

Накануне российские фондовые индексы торговались в режиме распродаж. Сегодня утром на благоприятном внешнем фоне бенчмарки попытались вернуться к росту, но снова привлекли «медведей», погрузивших индексы в зону отрицательных значений. Основное давление исходит со стороны акций финансового
Логин
Пароль
Запомнить